Перемены через лидерство

Общество нуждается в лидерах, когда оно нуждается в переменах. Или когда перемены нужны какой-то части общества. Или когда вариантов движения в будущее несколько, но неясно - к чему может привести каждый из них. Или их возможные результаты ясны, но некоторые из них нежелательны. Короче, из страха перед переменами люди (и животные) кучкуются и выталкивают из своей кучки кого-то на роль лидера. При этом лидер лидеру рознь.
Лидер 1-го уровня - "главный баран". Из-за своих вышесредних и даже выдающихся физических данных он менее других опасается перемен, потому что его мелкие планы чаще реализуются успешно. Он спокойно меняет лужайку для выпаса - и стадо идет за ним тоже спокойно и почти бездумно. Спорам места нет: желающие иметь собственное мнение - его имеют, но быстро обнаруживают, что вне стада оно хуже, чем ничего, и от мнения отказываются. Ну или становятся отщепенцами. Очень демократично и толерантно.
Collapse )

serioz_leop

Натуральные основы этики

У человека, как и у большинства высших животных, социальная организация общества значительное внимание уделяет "социальному рангу" существа. От того, кем считают окружающие конкретного представителя (вожаком, авторитетом, работягой, шестеркой, изгоем, категорийной самкой, категорийным самцом) - очень сильно зависят его реальные возможности жизни в стае (не путать со способностями). Поэтому за "мнение окружающих" способных щенков учат бороться с детства, чтобы они не выросли страдающими лузерами (а там, где не учат, как раз и плодятся отстойные лузеры). Чтобы они не получили социальный ранг хуже, чем позволяют им их способности.
Но чтобы конкуренция не превращалась в склочную драку, общество поддерживает правила этики (те самые "не суди - не судим", "око за око", и т.п.). Одним из которых является и правило "не оскорбляй соседа, если он не оскорблял тебя". Есть и другие правила - "Не бери на себя полномочий, которые тебе не положены по рангу", "Не покушайся на чужие полномочия, если они заслужены". Далее. Уже сугубо для человеческого общества, с распространением популярности христианства и далее демократии, утвердилось и такое правило, как "Все люди изначально равны". Звания, должности и прочие игрушечные роли не отменяют этого правила, а лишь вносят для них некоторые исключения в строго оговоренном контексте. Соответственно, судить конфликты полагается, исходя из этих писаных и неписаных правил.
cindrim

Сказка про волны

Сказка про волны.
Сколько волн в мировом океане? Миллион? Миллиард? Сто миллиардов? Больше? Вздор. Их всего несколько тысяч. Остальное - мертвая зыбь, пустая рябь, и прочий беспомощный плеск. Волна живет не единственным валом, который рано или поздно разбивается о берег, а всеми своими гребнями, провалами, пеной и подводными течениями. Вздымаясь и опадая, рождается и умирает не волна, а одно биение ее сердца, ее вздох, ее мысль, ее порыв.
Collapse )
А как умирают волны? Тот, кто понял, как они живут - знает ответ и на этот вопрос.
cindrim

Сказка про рыбу

Сказка про рыбу.
Жила-была рыба. Она была главной в своей стайке. Косяк плавал за нею, чтобы не думать самому. А она в юности всегда долго выбирала - за кем плыть, и поэтому никак не успевала выбрать. А потом просто привыкла плавать в голове стаи, иногда даже находя это интересным.
Однажды стало понятно, что речка начала мелеть, и скоро может совсем высохнуть.
Collapse )

cindrim

Сказка про крылья

 Сказка про крылья.
- Я буду как фея, да? Со стрекозиными крылышками?
- Да, если решишься. Как самая прекрасная фея. Мне больше нечего тебе подарить такого же достойного. И я не знаю наверняка, будет ли тебе этот дар благом. Я не хочу чтобы ты делала это из-за меня. Нет, неправда - я хочу. Но тогда ты будешь просто летать рядом, и все. Это будет лишь несколько прекрасных минут в день, и не более. А по вечерам будешь ворчать, задевая крыльями за холодильник. Или осторожничать, принимая ванну.
- А почему ты сам перестал летать? Что случилось с твоими крыльями?
- Я думал, что это просто форма одежды, как у всех. И сбросил их, чтобы они не мешали носить рюкзак. Потому что летать было негде - везде были дома и деревья.
- Но сейчас еще больше домов и деревьев. Зачем тут летать?
- Я теперь знаю два места. Я найду еще.
- Значит, если я захочу сама, то это будет более прекрасно?
- Я уверен.
- Это как полеты во сне?
- Лучше, потому что наяву ты чувствуешь больше.
- Тогда расскажи мне об этом. Чтобы я хотела сильнее, чем боялась.
Collapse )
serioz_leop

Сказка про ручеек

Сказка про ручеек.
 В одной далекой стране умирал король. Умирал и бредил, что сын у него еще маленький, и не успел он его главному научить. А что будет главное, он и сам еще не решил. И звал его король, и сказку сказывал.
 Есть в человеке такой маленький ручеек. Не тот, где основная сила течет, но где-то рядышком.
Collapse )
cindrim

Загадочная русская душа

Оказывается, что некоторые важные понятия нашей жизни - невозможно качественно перевести на другие языки. То есть - нет у них таких понятий: Хамство, Пошлость, Беспредел, Тоска, Надрыв, Авось, Бытие. То есть - нет и явлений. Как-то странно. И жаль, что большиство из них - из числа мерзостей жизни.

Бесплодные споры с Авророй и Хазиным

Несколько месяцев тусовался (до троллинга) на политактивном форуме https://aurora.network/user/7593-dims#comments , пока не забанили. Ну и правильно - народ невежествен или жуликоват. Но какие-то интересные мысли были сформулированы.
cindrim

Страх страха и радость радости

Человек (да и продвинутые животные) с некоторго возраста становится спосбен себя не только осознавать, но и _оценивать_. Он учится этому у окружающих, которые оценивают его. Сначала он научается оценивать себя "с точки зрения зачимых людей". И когда это становится слишком тяжелым наказанием, то - бунтует, "ниспровергает авторитеты", и таким образом получает ощущение освобожения от этой доставучей привычки. Но потом понимает, что это не освобождение, а просто облегчение. "Жить в обществе, и быть свободным от общества - нельзя", даже если это общество тебя самого. Структуры "Я - познанное" и "Я - глубинное" начинаю конкурировать и за каналы выражения чувств, и за каналы их восприятитя. И тогда спектр переживаний начинает двоиться: радость и огорчение возникают не только в непосредсственном эмоциональном выражении, но и в эмоционально-оценочном их наложении. Это вполне может угнетать или искажать глубинные чувства (в случае, если человек относится к себе не с любопытством, а с претензией на обладание). Но к еще худшим последствиям приводят проблемы с переживанием страхов. Страх надо уметь переживать так же, как приснившийся соблазн - прорабатывая все его подробности, чтобы спазмы в психике расслабились. Но страх гораздо неприятнее, чем соблазн, и поэтому банальная реакция на него - избежать переживаний. И тогда нарабатывется привычка "страх страха". Которая толкает человека в пустыню эмоциональной депривации. И чтобы от нее избавляться - надо наработать встречную привычку "радости от страха". Такая вот вермишель.